Противопожарная защита фондохранилищ – риски и решения
Фондохранилище – главная сокровищница любого музея, ее защита от различных угроз и рисков является первоочередной задачей службы безопасности. 
Установка системы пожарной безопасности – это наиболее эффективный шаг на пути минимизации рисков от уничтожения музейных коллекций огнем. Но какой должна быть эта система, чтобы реально, а не на бумаге выполнять такую задачу? Как оценить ее эффективность?
Для этого нужно ответить всего на три вопроса:
1. Система есть? Если есть, то – находится ли в рабочем состоянии?
2. Система надежна? Обеспечит ли она реальную защиту от пожара и не создаст ли дополнительные риски?
3. Система соответствует проектному решению?
Работоспособность системы
Теперь по порядку. Не рассматриваем случай, когда системы нет, действующие нормы пожарной безопасности прямо обязывают музеи защищать фондохранилища установками автоматического пожаротушения. В большинстве музеев такие установки присутствуют, но вот оценить работоспособность систем можно только при проведении регулярных функциональных тестов – системы пожарной сигнализации, оборудования газового пожаротушения, системы автоматики управления этим оборудованием, а также систем дымоудаления и подпора воздуха, голосового оповещения о пожаре и эвакуации.
Первый и самый важный функциональный тест проводится (должен проводиться) при сдаче системы в эксплуатацию после монтажа и пуско-наладки. Заказчику в лице службы эксплуатации музея настоятельно рекомендуем участвовать в комплексных испытаниях по приемке системы, в случае необходимости привлекать независимых экспертов, знающих что именно и как проверять. 
Как проводить испытания 
Во время испытаний необходимо реально «дымить» пожарные извещатели, проверять, как отрабатывает пожарная автоматика при срабатывании двух извещателей, с учетом блокировки/отсутствия блокировки дверей, включается ли свето-звуковое оповещение, отрабатывает ли электромагнитный пуск (соленоид), какой алгоритм управления инженерными системами и голосовой эвакуацией реализует общая система пожарной сигнализации здания. Во время испытаний необходимо имитировать различные сценарии ЧС, например сценарий полного отключения электроснабжения здания.    
Надежность системы. 
Для наших реалий это весьма актуальный вопрос. Риски, связанные с надежностью и безопасностью системы пожаротушения, имеют широкий спектр – от технологического уровня и качества «железа» до специфических свойств каждого огнетушащего вещества. Говоря о «железе», то есть оборудовании системы пожаротушения, можно разделить отечественный рынок на четыре условных сегмента. 
Первый, это системы иностранного производства от ведущих глобальных производителей (Tyco (JCI), Siemens, Minimax, Viking, и т.п.). Этот сегмент значительно сжался после 2015 года и продолжает сжиматься. Оборудование, безусловно, высокотехнологичное, качество исполнения тоже высокое, как, впрочем, и стоимость таких систем.     
Второй сегмент системы российского производства, от производителей с системой менеджмента качества ISO 9001:2015, подтвержденной международными органами сертификации. Завод компании «Пожтехника» проходит регулярный аудит в DNV GL (Det Norske Veritas и Germanischer Lloyd). Запустив наше самое первое производство в 2008 году, мы через год начали реально внедрять ISO 9001:2009 и довольно скоро увидели экономический смысл такого внедрения. Количество брака сведено к минимуму, как следствие – отсутствие рекламаций от заказчиков, снижение затрат и себестоимости. Подтверждение соответствия новому ISO 9001:2015 DNV GL – это следующий логический шаг для усиления нашей экономической эффективности и конкурентоспособности.
А для заказчиков наличие международной сертификации является гарантией того, что наше оборудование соответствует высочайшим международным стандартам и гарантированно отработает свою задачу при возникновении пожара. 
Наверное, нам было бы намного проще и дешевле получить красивую бумагу с надписью ISO 9001:2015 при помощи любого из множества российских интернет-агентств, за весьма скромную сумму (от 8500 рублей, как утверждает реклама, «с внесением в реестр через три дня»). Подобные «сертификаты ISO» гордо красуются на сайтах многих отечественных игроков рынка. Мода такая, наверное. Этой моде следуют многие представители третьего и четвертого условных сегментов российского рынка – это фирмы, производящие отдельные компоненты систем и/или собирающие системы из закупленных на стороне (в основном Россия и Китай) компонентов. Уровень качества у всех разный, но объединяет их всех одно: ни один из этих производителей не способен получить реальный международный ISO на реальное производство без значительных вложений времени и средств. Но как быть заказчику, ведь музейные работники не обязаны разбираться еще и в тонкостях международных стандартов качества? Отвечу, что в случаях, когда речь идет о значительных затратах на столь важную задачу, как защита музейных ценностей от уничтожения огнем, лучше все-таки разобраться и делать квалифицированный выбор. Единственным эффективным способом является посещение предприятия-производителя. В интернете и на бумаге все производители называют себя «передовыми» и «инновационными», а на деле, в большинстве случаев, «производством» именуется цех полугаражного типа, а просьба показать технологическую карту производства изделия или хотя бы изолятор брака может ввести работников в глубокий ступор…  
Завод ГК «Пожтехника» открыт для заказчиков в любое удобное время, мы всегда приглашаем своими глазами увидеть, как производятся системы газового пожаротушения – от поступления металла до гибки, роботизированной сварки, механической обработки, автоматической покраски – до испытаний готовых изделий. И поверьте, все серьезные заказчики, посещавшие наш завод, принимали решение работать с нашим оборудованием и становились постоянными клиентами и партнерами. 
Почему так важно иметь качественную систему газового пожаротушения в фондохранилище музея? 
Какие дополнительные риски возникают, если оборудование такой системы не соответствует международным стандартам качества? Снаружи все модули – баллоны систем газового пожаротушения примерно одинаковые – большие, красные, с латунными клапанами. Но внутри и в конструкции можно увидеть (после срабатывания) немало различий. Очень важно, просто необходимо, чтобы сам модуль (баллон) системы был абсолютно чистым и сухим внутри. Недопустимо применять баллоны (модули), покрытые изнутри слоем окалины, ржавчины с масляной пленкой и влагой. После нескольких лет эксплуатации с закачанным в модуль огнетушащим веществом, содержимое такого модуля превращается в коричневую суспензию, которая при выпуске из насадок-распылителей распределяются по всем поверхностям фондохранилища, оседая на предметах хранения, загрязняя их.  К сожалению, такие модули на нашем рынке можно встретить довольно часто, зафиксировано несколько случаев срабатываний систем, во время которых пострадали музейные фонды, серверное оборудование, архивные материалы. 
При создании системы пожарной безопасности для фондохранилищ крайне важен и как никогда актуален вопрос выбора огнетушащего вещества. 
Содержимое модулей автоматического газового пожаротушения ни в коем случае не должно создавать дополнительные риски для персонала, посетителей музея и музейных фондов. Под дополнительными рисками следует понимать угрозу жизни и здоровью людей, угрозу негативного воздействия на предметы хранения при несанкционированном выпуске огнетушащего вещества. Огнетушащее вещество должно быть гарантированно безопасным и для людей, и для предметов хранения, а гарантией опять же может служить наличие международных и российских протоколов испытаний. Например, огнетушащее вещество НовекТМ 1230 прошло испытания на лабораторных животных в НИИЖГ РФ и получило рекомендации для применения в помещениях с постоянным присутствием людей. НИИ Реставрации, после серии испытаний, выявил отсутствие воздействия НовекТМ 1230 на музейные ценности. 
Остерегайтесь подделок!
Аналоги НовекТМ 1230, появившиеся недавно на российском рынке под названием FK-5-1-12 производимые различными компаниями из Китайской Народной Республики, испытаний на токсикологию и на отсутствие воздействия на фонды не проходили, такое положение вещей открывает целый ряд новых рисков для музеев. Самый первый – это покупка китайского «аналога» по цене оригинального сертифицированного по гораздо более высоким стандартам продукта, такие ситуации уже наблюдаются. Другие риски связаны с отсутствием гарантий безопасности китайских дженериков. Если заказчик не получает таких гарантий, то имеет больший смысл опуститься на ступень ниже и вместо китайского FK-5-1-12 применить хорошо известный и проверенный годами хладон 227еа по цене в два раза ниже китайского дженерика. Эффективность тушения примерно одинаковая, уровни рисков для персонала и музейных ценностей вполне сопоставимы. Так зачем тратить больше? К тому же, далеко не каждая отечественная система с китайским FK-5-1-12 сможет обеспечить гарантированный выпуск вещества и создание огнетушащей концентрации. Фторкетон – это жидкость, которую необходимо заставить полностью перейти в газообразное состояние и создать огнетушащую концентрацию в помещении – с учетом остатка жидкости в трубопроводах и в модулях.
Достигается эта задача путем сложного проектирования при помощи ПО, верифицированного для конкретного оборудования конкретного производителя. Производителей такого оборудования на сегодняшний день в мире всего 16, в России представлено оборудование лишь трех из них, ГК «Пожтехника» в их числе. Далеко не все отечественные поставщики, не имеющие доступа к оригинальному НовекТМ 1230, имеют необходимую квалификацию для обращения с этим технологически сложным веществом, до сих пор многие полагают, что фторкетон FK-5-1-12 можно с таким же успехом применять в системах, предназначенных для хладона 227еа или даже хладона 125, а это действительно опасное заблуждение. Ни трубная разводка, ни насадки-распылители для хладона 227еа не смогут обеспечить переход жидкого FK-5-1-12 в полностью газообразное состояние, значительная его часть выльется в виде жидкости и не будет участвовать в создании огнетушащей концентрации, а это значит, что пожар не будет потушен!
Наличие у таких поставщиков сертификатов соответствия требованиям пожарной безопасности с упоминанием FK-5-1-15 или даже НовекТМ 1230 свидетельствует лишь о наличии фундаментальных проблем в российской системе сертификации, а отнюдь не о работоспособности такого оборудования. Нередко к нам на экспертизу попадают проекты с чудовищным количеством ошибок, приложенные гидравлические расчеты противоречат не только законам гидродинамики и физики, но и элементарному здравому смыслу. А какое количество подобных «проектов» идет в «производство работ» без экспертного анализа …  
При выборе поставщика оборудования и газового огнетушащего вещества необходимо знать о наличии вышеупомянутых рисков и требовать от поставщика подтверждения наличия реальной системы управления качеством, соответствия оборудования применяемому огнетушащему веществу. 
Наихудший вариант, когда музей, запланировав установить современную систему пожаротушения с безопасным ГОТВ НовекТМ 1230 в финале, потратив немалый бюджет, получает «железо» из сборной «солянки» компонентов различного происхождения с баллонами, покрытыми изнутри толстым слоем ржавчины и с FK сомнительного происхождения, неизвестно где и как разлитого (оригинальный Новек™ 1230 всегда транспортируется и заправляется без доступа атмосферного воздуха!). В ржавом внутри модуле с побывавшем в контакте с кислородом FK очень быстро запускаются процессы ускоренной коррозии и химического разложения. Через три-четыре года содержимое модуля будет напоминать грязную жижу, коррозия по сварным соединениям может привести к потере герметичности и даже к разрушению модуля. Не уверен, что такой сценарий рисков является приемлемым для безопасности музея.   
Цена ошибки 
Непрофессиональный монтаж также способен свести на нет все преимущества даже самой качественной системы. Ошибки при выборе материалов и при монтаже системы нередко приводят к тому, что распределительные трубопроводы системы газового пожаротушения оказываются покрытыми изнутри слоем ржавчины и окалины, что приводит примерно к тем же результатам при выпуске газа, что и в случае грязного баллона. Наихудший и, увы, нередкий вариант, это когда оба негативных фактора соединяются вместе… Нельзя допускать применение ржавой трубы, герметичность системы необходимо испытывать при помощи сжатого воздуха, а не воды, трубопроводы всегда должны быть сухими и чистыми внутри.
Резюмируя риски и вопросы надежности систем газового пожаротушения упомяну и четвертый условный сегмент отечественного рынка систем газового пожаротушения – многочисленные системы «по выгодной цене», не требующие гидравлических расчетов и трубной разводки («экономия на монтаже!»). Речь идет о разнообразных подвесных огнетушителях малой емкости (от 3 до 20-25 литров) набирающих популярность на фоне экономического кризиса. Явление это локальное, подобные системы не применяют ни в экономически развитых странах (США, Западная Европа) ни даже в Китае. Изначально позиционировалось, как бюджетное решение для помещений малых объемов (до 24 кв. м), где сложно найти место для установки нормального классического модуля ГПТ. На каком-то этапе производители таких систем решили пойти дальше и стали предлагать эти компактные системы для защиты помещений больших объемов – просто увеличивая их количество под потолком. Казалось бы, все просто и эффективно, но увы, только на первый взгляд, и только для клиентов, далеких от понимания специфики газового пожаротушения. Риски растут кратно количеству модулей -  ведь, по сути, если для защиты какого-то помещения требуется, например, шесть модулей, то это будет шесть отдельных систем с отдельной пусковой линией по 0,7 А для каждого одноразового пиропатрона системы, а вовсе не шесть модулей в составе одной системы с одной линией пускового тока всего 0,25 А на многоразовый соленоид «классической» системы АГПТ. В итоге, стоимость «подвесной» системы на большой объем гарантированно окажется выше стоимости нормальных систем, применяемых во всем мире, при этом ее надежность вызывает очень много других вопросов, например, применение в таких подвесных «шарах» огнетушащего вещества FK-5-1-12. Через спринклер с колбой да еще при рабочем давлении всего 16 Бар фторкетон просто выльется, как вода из душа, и никакой огнетушащей концентрации за расчетное время (10 секунд) достигнуто не будет. К сожалению, напористая реклама, сулящая «выгоду», маскирует и другие неудобные моменты, такие, как невозможность нормального ТО для висящих под потолком модулей (и, там более, в пространстве над подвесным потолком), необходимость переосвидетельствования раз в пять лет и «пожизненная» гарантия на 10 лет (по паспорту, это предельный срок службы таких модулей, против 30 лет на «классические»). Посчитав все затраты и все риски довольно просто убедиться, что чудес не бывает, особенно в такой технологичной и консервативной отрасли, как автоматическое пожаротушение. 
Мы работаем, чтобы снизить риски, а не чтобы обеспечить какую-то непонятную «выгоду».
Производителей «выгодных» систем появилось довольно много, уровень организации производства у всех очень разный – от кустарного полугаражного до сборки из китайских компонентов в значительных масштабах. Активный маркетинг, «скидки и бонусы», «промо-коды» - вне зависимости от наличия и уровня реального производства. Безусловно, для небольших помещений наличие пусть даже подвесной системы газового пожаротушения это лучше, чем ничего, но для музеев, для фондохранилищ такие решения применять категорически не рекомендуется! Не нужно плодить новые риски, при этом не снижая в достаточной мере уже имеющиеся. 
Предлагаю ориентироваться на опыт передовых музеев мира и России, например, на Государственный Эрмитаж, ГМИИ им. А.С. Пушкина, Третьяковскую Галерею, Театральный Музей им. Бахрушина и многие другие. Их фондохранилища защищают классические модули и батареи систем газового пожаротушения с оригинальным НовекТМ 1230, который в штатной ситуации пожара выйдет в расчетное время 10 или 15 секунд и гарантированно создаст огнетушащую концентрацию по всему объему фондохранилища. 
Удивительно, но факт – нередки случаи, когда новая система сдается заказчику в нерабочем состоянии, это происходит не только у нас, но и в странах Европы и Америки. Но там есть страховые компании, которые приходят страховать имущество, и они требуют собственника здания доказать, что его система пожарной безопасности находится в работоспособном состоянии. Специалисты по страхованию пожарных рисков задают перечисленные выше три вопроса и не одобрят страховку, пока не убедятся, что на все три вопроса они получают положительный ответ. А ответ формируется по результатам функциональных испытаний системы, которые страховые эксперты проводят совместно со службой эксплуатации музея и подрядчиком, ответственным за установку системы пожарной безопасности. Наличие страхового сертификата, например, от Zurich или Allianz, помимо всего прочего, является и подтверждением того, что система пожарной безопасности объекта находится на максимально высоком уровне. 
В России, к большому сожалению, система страхования музеев и фондохранилищ от пожарных рисков реально не работает, в составе российских страховых компаний практически невозможно найти экспертов по оценке пожарных рисков и по системам пожарной безопасности. 
В сфере пожарной безопасности музеев давно назрела необходимость создания отдельных норм, учитывающих не только музейную и культурно-историческую специфику, но и появление в последние годы новых технологий, значительно расширивших возможности систем пожарной автоматики и пожаротушения, накоплен опыт эксплуатации различных систем и появилась хорошая база для создания действительно эффективных и современных норм и правил пожарной безопасности для объектов культуры. При Минкультуры России создана межведомственная рабочая группа, будем надеяться, что результаты ее работы позволят в скором будущем создать поднять безопасность музеев на качественно новый уровень.
А пока, в условиях действующих старых норм, у музеев есть возможность консультироваться с экспертным сообществом, например, в структуре ICOM (Международный Комитет Музеев), есть подкомитет по безопасности (ICOMS), компания «Пожтехника», является членом и активным участником ICOM и ICOMS, мы проводим постоянную работу по консультированию представителей музеев и других объектов культуры, помогаем разбираться в тонкостях современных технологий пожарной безопасности, проводим обучения пожарному минимуму для музейных работников с выдачей соответствующего свидетельства по лицензии Минобрнауки. Хорошие коммуникации являются условием принятия грамотных решений. Осведомлённость о преимуществах и недостатках того или иного решения, возможность привлечь для консультаций третью сторону – представителей государственной противопожарной службы, а также наличие собственного испытательного центра позволяет нам рекомендовать действительно эффективные и проверенные решения для защиты запасников и других помещений музеев.  Большой опыт проектирования, в том числе, и для объектов культурно-исторического наследия, дает нам основания утверждать, что стандартных решений для объектов культуры не существует, каждый объект по-своему уникален. Очень важно, чтобы и проектирование, и оборудование, и монтаж, и последующее техническое обслуживание происходили в рамках единой концепции, а противном случае заказчик может получить набор элементов оборудования, плохо сопрягающихся, либо даже несовместимых друг с другом. Но выяснится это только при возникновении пожара – когда система сработает некорректно, либо не сработает вовсе. Надеяться на «авось» в данной ситуации неразумно, с таким же успехом можно надеяться, что пожара не случится вовсе.    
Пожар лучше не допустить, чем тушить. Сверхраннее обнаружение возгораний.
К сожалению, пожары случаются, и чем старше здание, его коммуникации и электрическая проводка, тем выше риск возникновения возгорания. Неисправность и перегрузка электрической проводки является наиболее распространенной причиной пожаров во всем мире. При перегрузке электрический кабель разогревается, причем процесс разогрева может занять несколько часов или даже дней. На начальных стадиях перегрева начинает выделяться невидимый глазу аэрозоль, который выделяет материал изоляции кабелей. Ни одна, даже самая продвинутая, система дымовой пожарной сигнализации не способна обнаружить этот процесс. Для раннего и сверхраннего обнаружения применяются так называемые «аспирационные» системы, которые принудительно прогоняют пробы воздуха из помещения через дымовую камеру.
На нашем рынке уже представлены все международные производители таких систем и приборов, а с этого года в высшей лиге – приборы с чувствительностью свыше 0.001 ppm – обосновалась и ГК «Пожтехника» с ИПДА (Извещатель Пожарный Дымовой Аспирационный) серии «ИОНОСЕНС». Преимуществом ИПДА ИОНОСЕНС является способность обнаруживать возгорание на сверхранней стадии, еще при выделении невидимого глазу аэрозоля. Это позволяет выявить самое начало развития пожара, еще до появления дыма и продуктов горения. По сути, мы получаем возможность обнаружить и предотвратить пожар за несколько часов и даже суток до его потенциального возникновения! Это и есть сверхраннее обнаружение, которое позволяет устранить риски ущерба, связанного с возгоранием, в ряде случаев, например, в том же фондохранилище – избежать необходимости запуска системы газового пожаротушения, избежать затрат, связанных с необходимостью ее перезаправки.
Стоимость ИПДА ИОНОСЕНС почти вдвое ниже аналогов иностранного производства, а защищаемый объем почти на 30% превосходит их флагманские модели.  Применение аспирационных систем раннего обнаружения дыма в фондохранилищах на порядок повышает уровень пожарной безопасности при относительно низких затратах.